Что нового в мире
Что нового в мире

Что нового — новости мира

Упс...

Этот раздел доступен только после регистрации (займет 30 сек.) или авторизации.
Войти через: 
Регистрация на сайте дает много преимуществ:
  • Комментировать новости, видеть комментарии и участвовать в обсуждении.
  • Ставить отметки "нравится" и "не нравится". Ваши оценки позволяют нам формировать рейтинг новостей.
  • Зарегистрированным пользователям не показывается реклама.
  • И другие плюсы, о которых вы узнаете после регистрации.

На заметку Рамзану Кадырову

В последние недели ленты новостных агентств переполняют сообщения о «жестоких расправах» в Мьянме над представителями народа рохинджа – одного из мусульманских меньшинств страны.

Из публикаций СМИ вырисовывается следующая картина. Жили-были в мьянманском штате Ракхайан (он же Аракан) некие люди, верящие в Аллаха и считающие себя потомками средневековых арабских купцов. Сколько их там обитало – науке не известно даже приблизительно. Зато они практически не отличимы от бенгальцев, населяющих Бангладеш; и языки у них родственные, и вера одна, да и выглядят похоже. 

Жили рохинджа всегда замкнуто, с соседями-буддистами практически не общались, представителей властей в свои селения не пускали, но, вроде, никому обид не чинили. И вот, в один совсем не прекрасный день, 25 августа, некие боевики, называющие себя «Армией спасения рохинджа Аракана» (АСРА), зачем-то напали на полицейские участки и атаковали базу мьянманской армии, убив несколько военных и гражданских лиц. 

В ответ власти начали карательную операцию. Военные и полицейский спецназ с использованием бронетехники и вертолетов прошлись по деревням, сжигая жилища и стреляя во всё, что движется. 

Спасаясь от преследований, сотни тысяч рохинджа устремились в соседний Бангладеш. Однако там единоверцам не обрадовались; власти отказываются пускать беженцев, среди которых преобладают старики, женщины и дети. Держат их в переполненных лагерях у границы. Ситуация там близка к гуманитарной катастрофе: людям не хватает еды, одежды, медикаментов, многие вынуждены спать на голой земле в сезон дождей. 

Естественно, действия Мьянмы и бездействие Бангладеш вызвали возмущение правозащитников и прессы. От первой требуют прекратить репрессии, от второго – обеспечить человеческие условия беженцам. Свой голос в защиту гонимых мусульман возвысили президент Турции Эрдоган, представители правительств и парламентов Индонезии, Пакистана и других государств исламского мира. А глава Чечни Рамзан Кадыров мало того, что собрал в Грозном миллионный митинг в поддержку единоверцев в Мьянме, так ещё и выступил чуть ли не с ультиматумом к Кремлю, заявив: «Если Россия будет поддерживать тех шайтанов, которые совершают преступления, я против позиции России…».

В некоторых зарубежных изданиях даже появились предположения, что нападения боевиков АСРА на полицейских и военную базу 25 августа были провокацией мьянманских властей, стремящихся расправиться с неугодными мусульманами и расчистить занимаемые ими территории для заселения буддистами. 

Картина получается ясная: Мьянма и Бангладеш – плохие, рохинджа – бедные и несчастные. Этот народ уже объявили «одним из самых преследуемых меньшинств в мире».   

Так или почти так выглядит происходящее в зеркале «свободной и независимой» западной прессы, журналисты которой немало преуспели в обличении «кровавых преступления против человечности», если они, конечно, происходят не у них дома. 

Однако не всё так просто. Доминирующий в СМИ упрощённый чёрно-белый подход к ситуации является следствием плохого знания ситуации в этом регионе. 

Про Бангладеш и Мьянму известно мало. Очень немногие из тех, кто сейчас обличают их правительства, сумеют быстро найти эти страны на карте. До сих пор оба этих государства не могли похвастаться большим вниманием к себе. Образовались они сравнительно недавно (Мьянма в 1948-м, Бангладеш и того позже – в 1971-м), обе расположены в глухом углу Бенгальского залива в стороне от основных торговых маршрутов. Туристы туда не ездят, население в основном занимается сельским хозяйством. Плюс к этому – высочайший уровень коррупции и неблагоприятный для европейцев климат. В общем, ничего интересного.    

Между тем, можно обнаружить кое-что, позволяющее взглянуть на проблему рохинджа под другим углом.    

В отличие от остальной Британской Индии, Бангладеш не получила независимости в 1947-м, став провинцией Пакистана. В новообразованном мусульманском государстве этот эксклав находился на положении нелюбимого пасынка. Средств на его развитие правительство практически не выделяло, признать бенгальский язык вторым государственным власти отказались, из-за чего местным уроженцам было невозможно продвинуться на госслужбе. 

Когда в 1970-м на Восточный Пакистан обрушился разрушительный циклон Бхола, жертвами которого стали до полумиллиона человек, Исламабад пальцем о палец не ударил, чтобы помочь пострадавшим. Зато были арестованы лидеры местного движения за предоставление региону автономии. Это переполнило чашу терпения бенгальцев, которые подняли восстание. При поддержке Индии сепаратисты победили, и в 1971-м была провозглашена независимость Бангладеш. 

Властям нового государства досталось незавидное наследство – архаичная экономика с преобладанием аграрного сектора, почти полное отсутствие промышленности, малограмотное население, вороватые чиновники и запредельная бедность.  

Существовать в таких условиях непросто. Несмотря на все усилия правительства и доморощенных экономических гуру, вроде нобелевского лауреата, изобретателя системы микрокредитования Мухаммада Юнуса, страна остаётся одной из самых бедных в Азии. ВВП в расчёте на одного жителя составляет всего 750 долларов в год, что почти в три раза меньше, чем в отнюдь не процветающей Молдавии. 

При таких раскладах принять и быстро обустроить сотни тысяч незваных гостей – задача практически нерешаемая. По крайней мере, без сторонней финансовой помощи; а её-то Бангладеш никто оказывать не собирается. Поэтому можно понять помощника премьер-министра Хусейна Имама, который в ответ на претензии в связи с ситуацией с рохинджа в сердцах заметил: «Это наша страна, и нам решать, что делать с беженцами. Многие бангладешцы живут в таких условиях».  

Грубо, конечно, но, по сути, верно. 

С Мьянмой, которая до 1989-го называлась Бирмой, всё еще сложнее. В истории этой бывшей британской колонии есть немало страниц, которые западным поборникам демократических ценностей хотелось бы вырвать. Например, ту, что связана с обретением страной независимости. Дело в том, что суверенитет, пусть и ограниченный, тогдашней Бирме подарили… японские милитаристы, выбившие оттуда британцев в 1942-м.  

Национальный герой Бирмы, создатель её армии и отец нынешнего лидера Мьянмы Аун Сан Су Чжи генерал Аун Сан мало того, что сотрудничал с самураями (правда, ближе к концу войны переметнулся к победителям), так еще и был коммунистом. За левые взгляды и стремление повести страну по социалистическому пути развития его и убили. За заговором, жертвой которого стал генерал-коммунист, стояла британская разведка. 

Ещё одна неудобная для Запада страница истории Мьянмы связана с появлением на её землях рохинджа. Хоть сами они считают себя коренными обитателями Ракхайна, большинство исследователей полагают, что их сюда переселили из Бенгалии англичане для работы на рисовых полях. Отношения между пришлыми мусульманами и аборигенами-буддистами сразу не сложились, но до некоторых пор колониальным властям удавалось удерживать ситуацию под контролем.

Когда в начале 1942-го японские дивизии вошли в Бирму, англичане не придумали ничего лучше, как вооружить рохинджа. Предполагалось, что они будут сражаться с захватчиками британской собственности. Но мусульмане нашли иное применение полученным от лордов винтовкам и пулемётам, обратив их против ненавистных соседей-гяуров. Во время «ракхайнской бойни» погибло 50 тысяч буддистов, десятки тысяч стали беженцами. Бирманцы этого не забыли, и после провозглашения независимости отказали рохинджа в гражданстве. 

Утверждения западных СМИ и некоторых политиков о том, что в Мьянме дискриминируют всех небуддистов, не верны. Помимо рохинджа, в стране живут и другие мусульманские народы, а также христиане, но только они лишены гражданских и политических прав. Дело в том, что по местному законодательству «право на паспорт» имеют только те, кто докажет, что их предки в трёх предыдущих поколениях проживали на территории страны. Рохинджа, многие из которых перебрались в Мьянму из Бенгалии во время Второй Мировой войны и войны за независимость Бангладеш, такими доказательствами, естественно, не располагают. 

Власти не считают мусульман Ракхайна коренными жителями страны и относятся к ним как к незаконным мигрантам. Такой подход разделяет большинство бирманцев, память которых сохранила воспоминания о «ракхайнской бойне» и других более мелких, но неизменно кровавых инцидентах с участием рохинджа. Понять их нетрудно, особенно если вспомнить, как в 1990-х российские города Сибири и Дальнего Востока заполонили китайские мигранты, стремительно и жёстко вытеснявшие туземцев из сферы торговли и с рынка труда, не платившие налогов и превратившие свои жилища в экстерриториальные криминальные «малины».   

В принципе, в Нейпьидо (такое чудесное название носит столица Мьянмы) были готовы мириться с присутствием чужаков, тем более, что после завершившейся несколько лет назад эпохи правления военной хунты страной фактически руководит бывшая любимица Запада, последовательница учения Ганди и лауреатка Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи. Однако нельзя забывать, что нынешнее обострение было вызвано провокационными вылазками АСРА. Эта организация, созданная еще в 1948-м, долго не давала о себе знать, существуя в виртуальном пространстве. Но в 1990-х её вожаки нашли спонсоров в лице саудитов и «братьев-мусульман», которые профинансировали и обучили боевиков рохинджа. Нет смысла напоминать, что Саудовская Аравия является основным ближневосточным союзником США, а «братья» долгое время пользовались всесторонней поддержкой американцев. 

Кстати, АСРА добивается вовсе не предоставления соплеменникам гражданских прав или автономии, а создания в Ракхайне независимого мусульманского государства. На кого оно будет ориентироваться в случае успеха этого проекта, вопрос риторический. Нет сомнений и в том, кто в наибольшей степени заинтересован в нагнетании истерии вокруг преследований рохинджа. Ведь Мьянма находится в сфере влияния Китая, а значит, появление там очага нестабильности ударит по позициям Пекина. Угадать, кому это нужно, труда не составит.         

Так что прежде, чем жалеть несчастных рохинджа, хорошо бы разобраться в истории вопроса и выяснить, кто, на самом деле, породил эту проблему. Правда, что-то подсказывает, что делать это никто не будет.   

Источник

Источник

Ваш голос помогает формировать рейтинг новостей
Интересно
Не интересно

Упс...

Чтобы оценивать статьи нужно зарегистрироваться (займет 30 сек.) или войти.
Войти через: 
Регистрация на сайте дает много преимуществ:
  • Комментировать новости, видеть комментарии и участвовать в обсуждении.
  • Ставить отметки "интересно" и "не интересно". Ваши оценки позволяют нам формировать рейтинг новостей.
  • Зарегистрированным пользователям не показывается реклама.
  • Другие возможности, доступные в личном кабинете.
Можешь ли ты играть в «Что? Где? Когда?»
Не так давно был юбилей передачи «Что? Где? Когда?» – легендарной игре исполнялось 40 лет. Из всех вопросов, звучавших в выпусках, мы отобрали самые каверзные. Проверь, сможешь ли ты ответить на них правильно.
клуб вулкан
Интересный факт: С четвертой по восьмую неделю эмбрионального развития у всех людей есть хвост, который впоследствии исчезает. Еще...