Что нового в мире
Что нового в мире

Что нового — новости мира

Упс...

Этот раздел доступен только после регистрации (займет 30 сек.) или авторизации.
Войти через: 
Регистрация на сайте дает много преимуществ:
  • Комментировать новости, видеть комментарии и участвовать в обсуждении.
  • Ставить отметки "нравится" и "не нравится". Ваши оценки позволяют нам формировать рейтинг новостей.
  • Зарегистрированным пользователям не показывается реклама.
  • И другие плюсы, о которых вы узнаете после регистрации.

Литературная сенсация. Найден утерянный архив поэта Бориса Слуцкого, автора строк «Что-то физики в загоне, что-то лирики в почете»

Редактор Бориса Слуцкого, актер и бард Андрей Крамаренко впервые рассказал, как был обнаружен архив поэта и почему литературный мир предпочел забыть о столетнем юбилее Слуцкого
Евгения КОРОБКОВА

 
Add to Flipboard Magazine.Ежедневная рассылка новостей KP.RU

Поэт Борис Слуцкий. Фото ТАСС

Изменить размер текста:AA

Истинная слава застала поэта Слуцкого уже после смерти, когда сподвижник поэта Юрий Болдырев опубликовал лежавшее в столе. Знаменитый трехтомник Слуцкого (его называют еще «болдыревским трехтомником», по имени его составителя) — сегодня библиографическая редкость. Как писал нежно любящий Слуцкого Дмитрий Быков, один из критериев оценки поэта — стоимость его книг после смерти: трехтомный Слуцкий стоит в книжном магазине около четырех тысяч рублей — вдвое дороже восьмитомного Блока.

Слуцкий писал много, по три-четыре стихотворения в день. Он делал это, чтобы заговорить боль. С фронта он вернулся полумертвым. Контуженный, переживший две трепанации черепа, испытывающий адские головные боли. Выжить помогла поэзия. Он продолжил писать чисто из экспериментальных соображений: получится ли? Написал четыре строчки и случилось чудо: боль ушла. Так он понял: стихами можно спастись.

Понятно, что трехтомник не включал в себя всего наследия поэта. Но долгое время считалось, что архив Слуцкого утерян. И лишь недавно обнаружить наследие поэта удалось актеру театра Елены Камбуровой, музыканту Андрею Крамаренко.

Обозревателю КП удалось поговорить с Андреем.

Стихи Слуцкого публиковались даже в журнале «Городское коммунальное хозяйство Москвы»

— Андрей, как вам удалось найти потерянный архив Слуцкого?

— Это долгая история. Все началось с того, что я приобрел знаменитый трехтомник, изданный после смерти поэта. Но обратил внимание, что знаю много стихотворений, не вошедших в сборник.

— То есть, вы знали стихи по публикациям в журналах, газетах, но эти стихи не вошли в итоговый сборник?

— Да, знаете, у Слуцкого есть такая строчка: «тысяча лошадей, подков четыре тысячи». Оказалось, что такая же ситуация со стихотворениями. Примерно тысяча была опубликована в трехтомнике. Еще около тысячи — в прижизненных и послежизненных сборниках. Третья тысяча — в журналах и газетах. В перестройку выходило много журналов, которые существовали совсем недолго и исчезали вместе с публикациями. Например, я находил стихи Слуцкого в журнале «Городское коммунальное хозяйство Москвы». Кто сегодня будет искать стихи в таких труднодоступных местах! Ну и, наконец, последняя тысяча — это стихи, которые остались в архивах и которые никто никогда не видел.

— Почему этот архив вообще потерялся?

— Долгое время считалось, что его выбросил сын человека, работавшего литературным секретарем…

— Стоп, стоп, как можно было выбросить архив поэта?

— Дело в том, что Болдырев, литературный секретарь Бориса Слуцкого, умер, успев издать знаменитый трехтомник поэта и сделав ряд публикаций. Какое-то время архивом занималась его жена, но она тоже умерла, а оставшийся после их смерти сын Илья был не совсем здоров. Ему звонили писатели, поэты, родственники Слуцкого, хотели получить архив, но в один прекрасный момент Илья сказал: а я его выбросил на помойку.

Советский поэт Борис Слуцкий, 1963 г. Фото А.Лесса /Фотохроника ТАСС/.

— Но это оказалось неправдой?

— Илья погиб при странных обстоятельствах. То ли это было самоубийство, то ли убийство — непонятно. Казалось, что архива мы не найдем никогда. Но внезапно следы обнаружились. Пошли слухи, что архив хранится у соседки Ильи. Я не буду называть ее фамилию, это женщина, связанная с литературой, она умерла пять лет назад, но пока была жива, хвасталась своим знакомым: «Посмотри, сколько я Слуцкого натаскала. Этого хватит на всю жизнь».

— Как у нее оказался архив?

— Этого никто не знает. Может быть, с помойки натаскала, может быть, денег дала или водки налила… Илья отключался от ста граммов водки. В общем, болдыревский архив перекочевал к этой даме. Сейчас им владеет его дочь. Но сколько я ни писал писем — она не отвечает. Не знаю, почему и какие она цели преследует.

«Подмосковный музей так и не дал скопировать тетрадку со стихами»

— Но при этом вы публикуете неизвестные стихотворения Слуцкого. Откуда они, если добыть архив не удалось?

— Пять лет назад мы, почитатели поэзии Слуцкого, собрались на кладбище, на его могиле, и стали думать, куда мог подеваться архив. И тогда подумали: а что если Болдырев, после того как перепечатывал тексты, сдавал тетради Слуцкого в архив?

— Очень простое решение.

— Соглашусь с вами, но оказалось, что так оно и было. Не все, но большую часть тетрадей Болдырев действительно сдал в архив, где я их и обнаружил… конечно, разбирать тетради было трудно, поскольку почерк очень неразборчивый…

— Вы сказали, что в архив сданы не все тетради?

— Да, я совершенно случайно обнаружил тетрадь в музее московской области. Этот музей в свое время купил у Ильи мебель из квартиры и заодно — тетради. Интересно, что в музее мне так и не дали возможности перефотографировать стихи, хотя это было бы нужно для работы.

— Сколько стихотворений вы обнаружили?

— Порядка 300 новых стихотворений. В этом году я выпустил две книги Слуцкого. Продаю их на своих выступлениях. В шутку говорю, что я единственный бард, который издает Слуцкого.

— А сколько еще осталось неопубликованного?

— Порядка шестисот стихотворений. Есть среди них и шедевры. Например, «Левые концерты». В послевоенные годы Слуцкий снимал углы в коммуналках, и в «Левых концертах» он описывает очередную коммуналку, где в одной из комнат обитал антрепренер, который организовывал молоденьким артисткам заработки. За конкретные услуги, конечно. Но знаете, вряд ли про это стоит писать, мне кажется.

— О чем нужно писать, как вы считаете?

— Меня вот что потрясло. У Бориса Рыжего, который, кстати, умер в день рождения Слуцкого, есть стихотворение: «в те баснословные года нам пиво воздух заменяло». В этом стихотворении есть строчки: «как хорошо мы плохо жили», этими строчками даже Фоменко хотел называть спектакль. А в 2018 году я опубликовал стихотворение Слуцкого, в котором есть строчки: «мы жили весело и плохо. Такая вот была эпоха». Рыжий никак не мог его видеть, но мироощущение двух поэтов было близким.

Забвенье как попытка мести

— Есть история о том, что еще при жизни Слуцкого люди умирали за его стихи.

— Дело в том, что в Саратове было целое общество людей, увлеченных поэзий Слуцкого. Они печатали стихи Бориса Абрамовича, делали самиздатовские сборники. На них завели уголовное дело, поскольку в те времена издание самопальных книг каралось… Одна женщина, очень уважаемая, она была рентгенологом, пожалела книги, спрятала в погребе, но их нашли. После допроса женщина покончила с собой и после этого сотрудники КГБ решили дело закрыть: еще не дошло до суда, а уже труп.

— Знал ли Слуцкий об этой истории?

— Конечно, знал. После этой истории в его жизни появился литературный секретарь Юрий Болдырев. О тоже состоял в кружке и после всей этой ситуации потерял работу. Слуцкий выхлопотал для Болдырева место своего литературного секретаря. Болдырев получал зарплату, право жить в Московской области. Он честно помогал Слуцкому делать публикации, заниматься подготовкой стихов к печати. Известно, что последние девять лет поэт ничего не писал, он замолчал, но Болдырев регулярно готовил старые тексты к публикациям и никто ничего не замечал. А когда Слуцкий умер — стихи хлынули на читателя.

— Вы заметили, что столетие поэта отмечается как-то очень вяло?

— Конечно, я заметил. ЦДЛ пообещал дать малый зал и то не в день рождения поэта, а конце мая, Литмузей запланировал встречу только на следующий год. Неактивно откликнулись на юбилей Слуцкого и толстые журналы. К счастью, читатели Слуцкого в лице, например, культуртреггера Андрея Коровина сами организовали вечер памяти поэта. Слуцкий делал для людей много хорошего и сегодня его читатели делают для него то же самое.

— Не может ли быть такое забвение — местью за выступление поэта в деле Пастернака?

Я так не думаю.

— А есть ли у вас точка зрения на то, что произошло тогда?

— Слуцкий — был человеком абсолютной порядочности и честности. Вот насколько можно было быть честным человеком — настолько им был Слуцкий. В этой истории с Пастернаком отметилось многие, однако досталось именно ему. И это обидно. А сама история такова. У Слуцкому было уже под сорок лет, он был коммунист, причем, убежденный коммунист. У него вышла первая книжка, его только-только приняли в Союз писателей, он стал секретарем парторганизации и вдруг — начался процесс. Что делать? Межиров умотал в Грузию, Слуцкому как секретарю, надо чтобы кто-то выступил от секции поэзии. Что делать? Он поговорил с Мартыновым, тот согласился выступить. А потом — звонок из райкома. Слуцкому говорят: а почему вы не выступаете? Вы обязаны. И он выступил. Причем, это был абсолютно вегетарианский текст на две минуты, весь пафос его выступления заключался в том, что надо искать славу на родине, а не у заграничных партнеров. Но поскольку дело было резонансное — все немедленно подняли хайп. Особенно активничали друзья, вроде Евтушенко. Конечно, Слуцкий страдал. Он прекрасно понимал, что мероприятие — позорное и всю жизнь себя за это терзал и даже написал стихотворение: «Уменья нет сослаться на болезнь». Но что меня удивляет — на процессе выступали известные люди, которым никто ничего потом не предъявлял. А вот Слуцкого почему-то полощут до наших дней.

— Много ли работы у будущих издателей Слуцкого?

— Очень много. Слуцкого нужно возвращать читателю. Во-первых, нужно восстанавливать авторские редакции стихотворений: Слуцкого ведь издавали порубленого, правленого. Во-вторых существует значительный корпус неопубликованных стихов, которых никто никогда не читал. Не могу сказать, что все они нуждаются в публикации, но есть среди них абсолютные шедевры. И еще моя мечта — издать книгу портретов в стихах. Слуцкий писал стихотворные портреты Эренбурга, Сельвинского, Асеева, Николая Глазкова…

— Не могу не спросить, поскольку занимаюсь творчеством Ксении Некрасовой. Известно стихотворение Слуцкого, посвященное Некрасовой, знаменитые строчки: «У Большого театра, прозрачна, как тара». А есть ли что-то еще?

— Конечно! Слуцкий очень помогал Некрасовой, переживал за нее, давал деньги. И помимо знаменитого стихотворения о ней, у поэта есть еще одно, никому не известное.

Что-то лирики в загоне, а чиновники в почете

7 мая исполняется 100 лет Борису Слуцкому (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: www.kp.ru

Ваш голос помогает формировать рейтинг новостей
Интересно
Не интересно

Упс...

Чтобы оценивать статьи нужно зарегистрироваться (займет 30 сек.) или войти.
Войти через: 
Регистрация на сайте дает много преимуществ:
  • Комментировать новости, видеть комментарии и участвовать в обсуждении.
  • Ставить отметки "интересно" и "не интересно". Ваши оценки позволяют нам формировать рейтинг новостей.
  • Зарегистрированным пользователям не показывается реклама.
  • Другие возможности, доступные в личном кабинете.
Как хорошо вы знаете символы 1980-х и 1990-х?
Насколько вы эксперт по золотым 1980-м и лихим 1990-м? Пройдите наш тест, чтобы освежить в памяти приятные моменты, если вы успели пожить в то время, или узнать несколько интересных вещей, если не застали его.

Рекомендовано специально для вас из рубрики "Афиша концертов":

Столото
Интересный факт: Снежный барс может совершать прыжки до 6 метров в длину и 2,5-3 метров в высоту. Он без страха ходит по скальным карнизам над пропастью и со снайперской точностью нападает на свою добычу. Еще...