Что нового в мире
Что нового в мире

Что нового — новости мира

Историк Андрей Марчуков: «Нужна не только денацификация, но и деукраинизация — по частям и потихоньку!»

Историк Андрей Марчуков: «Нужна не только денацификация, но и деукраинизация - по частям и потихоньку!»

Сегодня на Украине возникли острейшие политические и общественные противоречия в результате разрушения объективного и научного подхода к собственной истории. О причинах нынешнего состояния незалежной, ее тяге к самостийничеству и необходимости деукраинизации рассказал во время заседания круглого стола «Бандеровская идеология как фактор разрушения Украины», состоявшегося в Москве по инициативе Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины, а также представителей общественного движения «Переяславская Рада», кандидат исторических наук, научный сотрудник института РАН, специалист по украинской истории Андрей Марчуков.

— Почему не была проведена денацификация в том объеме, как ее провели, например, в Германии?

— А как они могут проводить денацификацию украинского национализма, признавая существование украинской нации, украинской республики и украинской партийной советской хозяйственной элиты? Это — как подрубать собственные корни! Советская пропаганда в практическом плане исходила из того, что есть хорошие украинцы, а есть — заблудшие, есть правильная Украина и правильное украинство, а есть украинский национализм, который назывался буржуазным (хотя с последним определением все очень сложно — насколько он буржуазный, насколько — фашистско-нацистский, насколько — мелко-социалистический и т.д.).

Для большинства украинских националистов важны не категории наций, как, допустим, для немецких нацистов или итальянских фашистов, а важна именно украинская составляющая, доведенная до крайности, до своего логического завершения: украинство как антироссийскость в виде сущностного барьера на пути к России и к Русскому миру. Поэтому, если бы вдруг Россия стала нацистской или фашистской, то современный украинский национализм принял бы, по моему убеждению, какие-то антинацистские или антифашистские формы: лишь бы было не так, как в России!

А поскольку украинский фашизм, нацизм, ультранационализм являются крайней формой всей идеологии украинства, то вполне логично, что нынешняя Украина превратилась в то, что мы имеем. Эта идеология на ее территории стала главной, потому что коллаборация ОУНовцев — это факт. И если мы будем упрощать, говоря, что они всего лишь прислужники немцев, то не только не поймем само явление, но и не обретем способы борьбы с ним.

Конечно же, украинские националисты не родились для того, чтобы прислуживать австро-венграм или гитлеровской Германии: у них были свои цели и интересы, и каждая из двух сторон — что немцы, что украинские националисты — старались использовать своего партнера в своих интересах. Но так как Германия была гораздо могущественней, чем украинские националисты, то немцы использовали украинцев, а не наоборот. Но суть-то от этого не меняется!

— Какова была цель украинских националистов?

— Их целью была самостийная Украина. Какая форма правления, какие народы там могли жить, а какие не допускались — это уже другой вопрос. А за что боролись семь с лишним миллионов украинцев, прошедших через Красную Армию? Они боролись не за самостийную Украину, а за Советский Союз (и это – принципиально!), частью которого была Советская Украина. Люди, говорившие, что воюют против гитлеровской Германии за Украину, были теми же украинскими националистами, только более умеренного плана. Как, например, режиссер Александр Довженко (Народный артист РСФСР, лауреат Ленинской и двух Сталинских премий – авт.), который в борьбе против гитлеровской Германии видел только войну за свободу Украины. При этом во всех информационных сводках неоднократно отмечалось, что он – националист, и с ним надо быть осторожнее.

Поэтому абсолютно логично, что героями нынешней формально самостоятельной Украины являются именно ОУНовцы и те, кто состоял в УПА, а не советские ветераны и, тем более, Красная Армия. Ведь если Украина признает, что ее корни – СССР, что ее герои – те, кто сражался за Советский Союз, то тогда встанет вопрос: а почему, собственно, Украина должна быть самостийной, если герои те, а не эти? Можно ответить, мол, ну, так уж получилось в 1991 году! Но такой ответ повисает в воздухе, поскольку следом возникает вопрос: если так получилось, значит, плохо получилось? Тогда — другой вариант ответа: Украина стала независимой потому, что существует украинская нация, у которой своя история и свои интересы. А какая история? И тут выстраивается не очень длительный цикл украинской истории, основной смысл которого — борьба за свою нацию против России, русского языка, русской Церкви и русскости в самих себе. Если все это отбросить, то сама идея Украины повисает в воздухе. Поэтому и получается, что в Советском Союзе украинцам было плохо, поскольку они, как нация, имеющая абсолютно все суверенные права, угнетались, а должны были быть самостоятельными! Кто боролся за самостоятельность? ОУН, УПА и так далее…

— Украинизация была доктринальная или реактивная?

— Изначально украинизация была доктринальная, хотя в ней, конечно, присутствовала реактивность (активно к украинизации приступили где-то с 1923 года). Весной же 1917 года местные большевики, которые были на юге России, под словом «украинцы» именовали только украинскую политическую партию, определяясь: а как нам с ними поступать исходя из того, что украинцы — не народ, а именно политическая группировка? Ближе к осени все идеологические ориентиры полностью меняются, и тот же Ленин говорит о том, что есть украинская нация, которая, как и все остальные нации, угнетались царизмом, Россией и, соответственно, великорусским народом. Как появилась националистическая окрашенность на Украине? Все очевидцы тех событий, будучи разных социальных и политических взглядов, в один голос говорили, что крестьянство на территории Украины не было националистически настроенным: крестьяне лишь хотели свободу торговли, иметь возможность получать из города товары и мануфактуру, а также, чтобы у них не реквизировали скот и зерно. Но приходят большевики и начинают всё отбирать: настроение сразу же меняется. И тут появляется «украинский интеллигент», который говорит, мол, смотрите, к вам пришла русско-жидовская коммуна! Крестьяне чешут затылки: что делать? «Интеллигент» подсказывает: а давайте выступать за Украину! И все они становятся какими-нибудь «петлюровцами»: при этом большевики меняют свою экономическую политику, и «петлюровщина» сразу же рассыпается. Итого, активизация, по большому счету, началась с 1917 года, а ее более активная фаза — с начала 1919 года, когда большевики ступили на территорию Донбасса и Малороссии. Так что, корни происходящего сейчас на Украине — не в 1991 году.

— Откуда взялись «украинские интеллигенты»?

— Национально-сознательную русскую интеллигенцию большевики либо уничтожали, либо она бойкотировала мероприятия большевиков, либо большевики бойкотировали ее. По этой причине относительно чахлые и вялые группки «украинской дореволюционной интеллигенции» выступали союзниками большевиков по всем мероприятиям (конечно, не без обид и недоразумений). Еще с дореволюционных времен, когда в России существовало левое либеральное движение, они были его фактическими союзниками, поддерживая друг друга, в том числе, и в украинофильстве, которое взращивали российские либералы и левые. Если одних бойкотируют и уничтожают, а других – поддерживают, то, безусловно, последние приобретают вес и влияние. Поэтому уже к первой трети 20-х годов прошлого века они были сделаны некоей внутренней силой, после чего и наступил момент реактивности. По большому же счету, это была полностью доктринальная политика, потому как на огромных просторах того, что мы сейчас именуем Украиной, во время гражданской войны украинский национализм не мог серьезно влиять на ситуацию. Годы спустя миллионы людей на этих территориях силой заставляли забыть свой родной язык и свое самосознание: так всё и закладывалось. Потом уже были колоссальные успехи Советской Украины, но, опять-таки, нутро-то все равно было гнилое: формировалась украинская идентичность как идентичность не русская по определению. И то, что к 1991 году всё это вызрело, — это результат национальной и идеологической политики советских властей, в меньшей мере — всех украинских эмиграций. После краха СССР вакуум идеологии просто наполнился другим содержанием, посему и герои теперь не советские ветераны, а бандеровцы.

— Как это всё преодолевать?

— Нужна не только денацификация, но и, по большому счету, деукраинизация — не всей Украины, а по частям. Прежде всего, тех частей, которые менее всего идейно украинизированы, сохранили в себе больше русскости и более тяготеют к России, которые могут войти в состав России. По частям и потихоньку!

Видео выступления Андрея Марчукова можно посмотреть здесь:

Источник

Сможете ли вы угадать сериал по одному кадру?
Готовы сразиться за право называться настоящим сериаломаном? Тогда вперёд!
Интересный факт: В Алабаме запрещено водить машину необутым. Закон, однако, позволяет ездить по встречной полосе, если включить фары. Еще...